Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Всадник из ниоткуда. Мамина любовь спасла меня от него

Степная тьма

Представляете — в голой, выжженной солнцем степи стоят несколько саманных саклей-мазанок. Ни дерева, ни кустика. Весной степь покрывается морем диких тюльпанов, летом все сжигает беспощадное солнце, а зимой царствует холод.

Ближайшим населенным пунктом была станция Яны-Курган, расположенная в нескольких километрах от моего аула. В Яны-Кургане находилась средняя школа, куда молодые учительницы приехали по распределению, как и я. Мы дружили, ездили друг к другу в гости в выходные дни.

И вот однажды в воскресенье я загостилась у них допоздна, ожидая попутную машину в свой аул. Но машина сломалась, и я не могла уехать. Что делать? С утра мне нужно было на работу! И я решилась пойти пешком.

На землю опустилась ночь. А ночи в тех местах, надо сказать, очень темные.

Сначала грунтовая дорога шла в гору, и я смело двигалась по ней, зная, что в степи до самого аула нет никакого жилья. Внизу сияли огни станции, слышался шум отъезжающих локомотивов, их прощальные гудки. Но вот станция осталась позади, и меня окутала вязкая тьма.

Какофония в ночи

Иду себе потихоньку. И вдруг неожиданно неподалеку от дороги ярко запылал костер. Около него суетились люди, до меня донесся запах еды. В воздухе четко разносились голоса, лай собак, детские крики, звуки музыки, конское ржание. Настоящая какофония!

Все это было так неожиданно, что я даже не успела испугаться. Так властно потянуло меня туда, к людям, и я уже хотела сойти с дороги, но что-то меня остановило. И молнией пронеслась мысль: ведь тут никого не может быть ночью!

На этом месте, посреди степи, уже много лет стояла разрушенная глинобитная постройка без окон, дверей и крыши.

Поборов искушение, я пошла вперед по своей дороге. И вдруг сразу наступила тишина, как будто ничего не было — ни криков, ни музыки, и снова меня окружила тьма.

Колхоз имени Ленина

Я еще не успела толком осознать, что со мной произошло, как вдруг сзади на дороге послышался конский топот и заунывное мужское пение. Что делать? Бежать? Но куда?

Справившись с охватившей меня паникой, я отошла на обочину и встала лицом к приближающемуся певцу. Прямо передо мной всадник осадил коня, поднял его на дыбы, а потом спросил, в какой стороне находится колхоз имени Ленина.

Потеряв дар речи, я показала рукой куда-то в сторону. На самом деле я первый раз слышала название этого колхоза. Громко гикнув и стегнув коня, всадник растворился в темноте. Тишина, ни звука, словно никого и не было рядом со мной.

Сказать, что я страшно перепугалась, не могу. Некоторое время пребывала в каком-то оцепенении. Не помню, как дошла до дома, как проводила уроки на следующий день.

На всякий случай я спросила завуча-казаха, может, кто поселился в заброшенной мазанке? Или цыганский табор устроился там? Но он сказал, что там никого нет, однако когда-то, очень давно, там ночевали пастухи.

Спасла мамина любовь

И сейчас, вспоминая это загадочное происшествие, я думаю: а что же это было? Фата-моргана, мираж? Ночью — маловероятно. Галлюцинации от страха, наваждение? Но я вообще-то не была напугана, знала, что в степи никого нет!

И почему этот странный всадник, который наверняка был злым призраком, не тронул меня? Почему я осталась жива?

Да, тогда я была атеисткой до мозга костей и не верила ни в Бога, ни в черта. Я думаю, что спасла меня горячая материнская любовь и ее молитвы. Мама очень переживала за меня, все думала, как я живу одна среди чужих людей, не зная казахского языка.

Но с той поры я поняла, что Бог есть, и что Он помогает нам на жизненном пути в трудную минуту.

© 2019-2021 Жизнь в миниатюре. Все права защищены.
Запрещено использование материалов сайта без согласия его авторов и обратной ссылки.